ПРАЙС-ЛИСТ Скачать
Обновлен 07.11.2018


ИЗДАТЕЛЬСТВО «КАНОН +
РООИ «РЕАБИЛИТАЦИЯ»

Почтовый адрес:
Российская Федерация
111672 Москва,
ул. Городецкая, д.8, кор.3, кв.28
Офис:
Российская Федерация
г. Москва,
Малый Харитоньевский, д.4. оф. 3
Здание Института машиноведения РАН (ИМАШ РАН)

Тел. / факс (495)702-04-57

kanonplus@mail.ru



Среда 2018/11/14 17:21:04

Готовятся к изданию


Разум на приёме у психиатра
Гуревич П. С.

Разум на приёме у психиатра

Клиническая психология существует в двух вариантах – психиатрия и психоанализ. В книге профессора Гуревича П. С.  «Разум на приёме у психиатра» рассказывается об основных особенностях психоаналитической практики. Большое внимание уделяется феномену бессознательного, защитным механизмам психики, классификации невротических характеров. Описываются различные комплексы и невротические реакции, а также методы их устранения. Речь идёт также о серьёзных психопатических состояниях.

Книга «Разум на приёме у психиатра»  может быть интересна массовому читателю и специалистам, работающим в области практической психологии.

Введение

Только что на свет появился младенец. Он послал миру свой крик и уткнулся в материнское тело. В каком-то измерении это целая вечность — от разрезания пуповины до приложения к груди. Он ещё очень мал и уж точно не понимает слов колыбельной:
Ты не увидишь ни горя, ни муки,
Доли не встретишь лихой…
Спи, мой воробышек, спи, мой сыночек,
Спи, мой звоночек родной.

А высшие силы уже определяют судьбу рождённого. И мы, близкие, земные люди задумываемся о выпавшем жребии чада. Возможно, ему причислена яркая, насыщенная жизнь. Он познает блаженство удачи и радость одоления препятствий. Взойдёт над ним «звезда любви волшебных дней». И умудрённый жизнью, познав её неоспоримую ценность, покинет он этот мир в кругу родных и близких друзей. И никто не скажет: «Как ты дошёл до смерти такой?».

Но, может быть, жизнь его оборвётся из-за роковой случайности, из-за генной приговорённости или в результате охвативших его дурных пристрастий. Измучает и приманит к себе яд суицида. Или одолеют его роковые страсти, от которых, как сказано у Пушкина, «спасенья нет». Жизнь окажется бурной, насыщенной, но приведшей к гибели и разочарованию.

Случайность — неизведанная тайна,
Случайны встречи, вещи и дела.
И оказалась жизнь совсем случайной.
И та, что есть, и что уже прошла.
Случайно оказался кто-то возле.
Случайно без следа затем исчез.
Потом мы делим жизнь на до и после.
Потом мы делим жизнь на с ним и без.

Не исключено также, что век окажется долгим, но бесстрастным, опустошённым, банальным. Вот слова Гамлета: «Что значит человек, когда его заветные желанья — еда да сон?». Такой человек, судя по всему, никогда не познает любовного экстаза, потому что все органы души у него атрофированы. И жить он будет согласно машинной матрице, без вожделений и особых порывов. Станет мучительной для него неполнота и неполноценность существования. Не познает он соблазнов плоти, не станет жертвой разнузданных обольщений, не встретится со священным эросом, не впустит в свою судьбу трепета веры, благочестия и духовных повелений.

Ах, эта жизнь дешевая —
Как пыль:
Подуй — и нет
Поштучная, грошовая, —
Дешевле сигарет.
Кровь жидкая, болотная, —
Пульсирует в виске
Синеют пальцы потные
На спусковом крючке.

(Владимир Высоцкий)

Жизнь — это длительность без поруки. Будущее вообще не принадлежит нам. Жизнь никогда не воплотит придуманный сценарий. Всё окажется переиначенным. И будет в этом столько непредвиденностей, поворотов и разломов, особых наставлений, невыученных уроков, судьбических авантюр. Может быть, чья-то мечта и осуществится. Но жизнь, как её не выкраивай, в точности не сбудется. Она может оказаться пресной, как обезжиренный молочный продукт. И скажет поэт: «И на Земле ей дико стало, очарование ушло…».
Я учился на историко-филологическом факультете Уральского государственного университета. У выпускников, можно было полагать, будет общая, сходная дорога. Но случилось у многих и бездорожье. Предрёк бы пророк заранее, что случится с каждым, никто, пожалуй, не поверил бы. Ты, сказал бы некто, погибнешь под трамваем. Ты — станешь известным кинорежиссёром. Ты сопьёшься. А ты испытаешь горькое разочарование от собственной же поэзии и прыгнешь из окна…

Экзистенциалисты настаивают на том, чтобы каждый человек ощутил свободу в созидании собственного бытия. Они толкуют даже о «жизненном проекте», который подлежит реализации. Но жизнь вносит в наши намерения немыслимые поправки. Вот, допустим, Николай II записывал в свой дневник: «Поел, попил, пострелял ворон». Но мог ли он догадаться о трагическом финале своей жизни? Поэт Владимир Маяковский сочинил радостные строчки: «И жизнь хороша, и жить хорошо». Но через два года застрелился.
Вглядываешься в чужую судьбу и думаешь словами Сальери: «Где ж правота?». Школьница Надя Рушева прожила всего недолгих 17 лет. Её сверстники замирали возле её рисунков — таков был дар. Они поражались портретами Пушкина, Булгакова, Толстого. Так она и осталась в памяти 17-летней девочкой, подарившей нам такое творческое наследие, которое не снилось многим профессионалам. Мама её прожила на свете 88 лет.

Как стоит жить? Так, как героиня оперы Верди «Травиата», замученная чахоткой, но всё равно убеждённая: «Жить свободной, быть беспечной, в вихре танца мчатся вечно и не знать тоски сердечной. Вот что нам дано судьбой». Однако судьба дарит не только беспечность. Вот пуля убийцы попала в тело президента Кеннеди. И его жена Жаклин в исступлении бросается собирать части черепа, которые ещё секунду назад были улыбающимся лицом мужа. А вот судьба фронтовика Бориса Слуцкого, который всю вторую половину своей жизни переживал, что поднял руку за отлучение Бориса Пастернака. Боль оказалась столь сильной, что он сошёл с ума. Секундное поднятие руки и пожизненная кара… Прислушаться ли к Фаине Раневской, которая ошеломляет своим житейским парадоксом: «У меня хватило ума так глупо прожить свою жизнь»?

Вот что написала об этом Наталья Стручкова:

От первого крика и до креста
Это не путь, распутица!
Может быть, сбудется чья-то мечта?
Жизнь никогда не сбудется!
Мысли щебечут и чувства глухи.
На воскресенье Прощённое
Ты принимаешь мои стихи,
Не тебе посвящённые.
Я тороплюсь заглушить эту боль,
Не потеряться всуе,
Мне на дорогу выйти позволь
Финишную! Прямую!
Ты заслоняешь меня в метель…
Хочешь узнать заранее,
Что сердце не вечный двигатель
Внутреннего сгорания?

Какую жизнь Вы бы облюбовали для себя? Как вам, кстати, такой проект: «Постоянно пьём чинзано, постоянно сыто-пьяно»? Не очень? Может быть примериться к биографии великого русского реформатора Петра Аркадьевича Столыпина? Он принял страну с обнулённым бюджетом. А уже к 1913 году Россия стала пятой экономикой мира. Здорово! Но за 6 лет его пытались убить 11 раз. Когда Столыпин был губернатором, к нему приблизился террорист и направил на него револьвер. Пётр Аркадьевич не испугался, он распахнул пальто и сказал: «Стреляй!». И террорист оробел, опустил револьвер. Однажды к его ногам упала бомба. К нему приходили бомбисты, переодетые в жандармов. В конце концов, он был убит. Не очень радостный финал, правда? Не греет?

Не раз в истории человечества сердца людей наполнялись гордостью за своих сынов. Вспомним древнегреческого философа Сократа. Жил в бедности. В молодости служил в армии, участвовал в борьбе против тиранов. Когда Алкивиаду присудили приз за храбрость, тот сказал, что эту награду в большей степени заслуживает его учитель Сократ. Сократ любил философствовать не только с коллегами и учениками, но и со случайными прохожими на базаре. Он полагал, что самые первые условия мудрости — это добродетель и честность. Прежде чем познавать мир, философ советовал обратиться к глубинам собственной души. За неказистой внешностью скрывались прекрасная душа, мужественное и чистое сердце и ясный ум.

Разве только Сократ? Марк Аврелий — римский философ и император. Не правда ли, редкое сочетание призваний? В походах написал замечательную книгу «К себе самому». Считал человеческий разум божественным даром, а познание и любовь к ближнему — высшими ценностями. Признавал равенство людей и призывал к самосовершенствованию. Несмотря на высокий пост и активную государственную деятельность, Марк Аврелий жил в согласии со своими убеждениями. Он показал, что мудрый правитель приносит благо своему народу, государству и себе тоже.

Мудрая и саркастическая улыбка Эразма Роттердамского. Был главой европейского гуманизма, учения о равенстве людей, человечности. Старался совмещать религию с научно-философским просвещением. Мы намеревались, писал он, предупредить, но не обидеть, принести пользу, но не ранить, улучшить нравы людей, но не оскорбить человека. Поучал легко и остроумно.
Мария Тереза, ощутившая собственное призвание как помощь страждущим. Посвятила свою жизнь больным, несчастным созданиям, лишая себя такого существования, которое обеспечено минимальным достатком. Радость черпала в том, как другие люди преодолевают страдание. Себе же по определению отказывала в самом насущном.

Что поражает в этих людях? Величие духа, человеческое достоинство, жертвенность, восприимчивость к страданиям людей, несокрушимость убеждений? Может быть, это и есть личности, редкие экземпляры людей, которые изумляют нас своим внутренним богатством, грандиозностью жизненного проекта. В этом случае, судя по всему, психология должна изучать эти вершинные состояния духа, ту особость, которой наделены социальные герои, аскеты, святые подвижники, страдальцы и великие мыслители.
Такой подход к психологии личности кажется логичным. Но он сразу же порождает определённые теоретические трудности. Как и почему рождаются в людях эти особые качества, достойные примера и подражания? Отчего многим недоступны перечисленные достоинства? Почему благородные порывы и образцы социализированности свойственны не всем? Каков, вообще говоря, механизм порождения этих личностных качеств?

Но в человеческом обществе встречаются не только герои и подвижники. Ненормальных — неисчислимое множество. Недоумки поражают едва ли не полным отсутствием интеллекта. Фанатики параноидально несут в общество свои сумасшедшие идеи. Безумие толпы парализует рассудок. Эксперты сомневаются в том, что именно обычных людей можно считать носителями психической нормы. И всё же... Не заложен ли в человеке некий самоубийственный комплекс? Не творит ли он своими деяниями собственную гибель? Этот хомо, действительно ли он сапиенс? А может быть, прав Л.Н. Толстой, который полагал, что люди построили сумасшедшие дома, чтобы, по крайней мере, уверовать в собственную разумность.

То, что происходит сегодня с человечеством, обязывает психотерапевтов по-новому обсуждать проблемы нормы и патологии. «Сумасшествие в современном мире, — пишет Д. Ольшанский, — перестало быть крайностью, исключением из правил, которое можно не принимать в расчёт, и, отмахнувшись, сказать “они всего лишь сумасшедшие”, — но оно стало вызовом для так называемых нормальных, в ум взошедших людей, призывом и вопросом о человеческом: что значит быть человеком? если это не сводимо ни к интеллекту, ни к чувственности, ни к укоренённости в слове или образе? — этот вопрос ставят психически больные для современного общества».
Многие люди никогда не задумываются над тем, как они живут. Они настолько срослись с собственным неврозом, что даже не представляют, как можно бытовать иначе. Сама мысль о том, чтобы повысить качество своей жизни кажется им странной. Многие думают, что они, как и все, умеют думать и размышлять. Но это иллюзия. Клиническая практика показывает, что значительная часть людей не способна связать две-три мысли. Ментальные, то есть умственные навыки, у них не развиты. Ум сформирован стереотипами, «карманной мудростью», как сказал бы Н.А. Бердяев. Неудивительно, что многие из таких людей постоянно попадают в одни и те же нелепые ситуации, испытывают боль и обиды. Чаще всего неудачники сваливают свои беды на всех, кроме самих себя — виноваты родители, проклятый муж или стервозная жена, тупой начальник или подлая подруга, а то и возлюбленная, совсем как у В. Маяковского: «Делай, что хочешь, хоть четвертуй! Я сам тебе, праведный руки вымою. Только — слышишь! — убери проклятую, которую сделал моей любимою».

Между тем клиническая практика показывает, что каждый человек может развить свои ментальные навыки. Речь идёт вовсе не об алгоритмах, которые пробуждают в человеке мыслителя. Важно понять, что индивид может рассуждать на уровне эмпирическом, абстрактном и символическом. В клинической практике мы встречаем таких пациентов, которые не способны к отвлечённому мышлению. Они не умеют думать на теоретическом уровне. Сложные интеллектуальные вопросы они, как правило, сводят к бытовому, эмпирическому смыслу. Порой говорят, что с возрастом интеллект человека нищает. Но это не совсем так. С возрастом люди, как правило, приобретают интегральность мышления. Его базовое преимущество — быстродействие.

Люди страдают также от неразвитости собственного эмоционального мира. Они даже не подозревают, что существуют глубокие чувства. Спектр их чувствований крайне скуден, многие состояния они вообще никогда не испытывали и даже не подозревают об их существовании. Семейное консультирование зачастую показывает, что серьёзные трудности в семье и даже разводы связаны с эмоциональной убогостью. Клиническая практика позволяет развить и спектр эмоциональных переживаний. «Мысли щебечут и чувства глухи» — казалось бы, причём здесь клиническая психология? Но ведь убогость ума и эмоциональная глухота — источники неврозов и психозов.

Что же мешает людям в их обыденной жизни? Неврозы, комплексы, психозы. О них и пойдёт речь в книге.

Вдруг воплощения достигли
Мечты моих начальных лет,
И переплавленному в тигле
В небытие возврата нет.
Как обжигающий напиток
Текла струя души твоей,
Чтобы заполнил форму слиток
Припоминаний и страстей.
И, если что-то вышло криво,
То это жизнь превозмогла,
Не угасившая порыва,
Себя спалившая дотла.
(Михаил Синельников)

Оглавление книги  «Разум на приёме у психиатра» Павла Гуревича:

Введение                                                

РАЗДЕЛ I. ПСИХОАНАЛИЗ И ПСИХИАТРИЯ

Глава 1. Безумие и демонизация человека                            
Глава 2. Истоки психиатрии                                
Глава 3. Вырождение как психиатрическое понятие                    
Глава 4. Нормальные и аномальные личности                            
Глава 5. Безумец как исчадие гена                                    
Глава 6. Сумасшедший, вы безумны…                                

РАЗДЕЛ II. ПСИХОАНАЛИЗ КАК НАПРАВЛЕНИЕ МИРОВОЙ ПСИХОЛОГИИ

Глава 1. Психоанализ — современное средство целительства                
Глава 2. Феномен бессознательного                            
Глава 3. Защитные механизмы                                
Глава 4. Клинические аспекты здоровья                            
Глава 5. Норма и патология                                    
Глава 6. Психопатология обыденной жизни                            
Глава 7. Терапевтический сеанс                                    

РАЗДЕЛ III. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ

Глава 1. Мысль или чувство?                                    
Глава 2. Диапазон человеческих чувств                                
Глава 3. И всюду страсти роковые…                                
Глава 4. Антропология чувственности                                
Глава 5. Амбивалентность человеческих чувств                            

РАЗДЕЛ IV. ТЕОРИЯ СЕКСУАЛЬНОСТИ

Глава 1. Испорченный ребёнок                                    
Глава 2. Эротическое влечение ребёнка к родителю                        
Глава 3. Сексуальное программирование                                
Глава 4. Сексуальные перверсии                                    
Глава 5. Последствия сексуальной революции                            

РАЗДЕЛ V. ТЕЛО, ДУША, ДУХ

Глава 1. Тело                                                
Глава 2. Душа                                            
Глава 3. Дух                                                

РАЗДЕЛ VI. ЧТО НАМ ИЗВЕСТНО О ЧЕЛОВЕКЕ?

Глава 1. Кто ты, человек?                                        
Глава 2. Зверь или человек?                                    
Глава 3. «Есть люди, в убийстве находящие приятность»                    
Глава 4. Десакрализация мозга                                    

ЖИЗНЬ КАК СЦЕНАРИЙ (вместо заключения)                            

ISBN 978-5-88373-553-9
2019 г.
560 стр.

Возврат к списку